ТЕОЛОГИЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ АНТИСЕМИТИЗМ КУЛЬТУРА И КУЛЬТ МАТЕМАТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ РОМАНТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ ЕВРЕЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕРЕШИТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ШМОТ НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ВАИКРА НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - БЕМИДБАР НЕДЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ - ДВАРИМ ЛИКИ ТОРЫ ПРЕЗУМПЦИЯ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ ДВА ИМЕНИ ОДНОГО БОГА ТАМ И ВСЕГДА HOME POLISH ENGLISH HEBREW E-MAIL ФОТОАЛЬБОМ ПУБЛИЦИСТИКА ИНТЕРНЕТ
Публицистика
top.mail.ru


ПУБЛИЦИСТИКА

политические статьи, напечатанные в израильской газете "Вести")

НЕ ЗАБЫТЬ И НЕ ПРОСТИТЬ (04.09.2005)

Я никогда не был сторонником создания еврейских поселений в густонаселенных арабских районах. На мой взгляд, с учетом демографии и реальной политической ситуации, первоначально Израилю следовало бы «застолбить» три основных района: окрестности Иерусалима, Иорданскую долину и западную Самарию. Селиться в предместьях Хан-Юнеса, в то время когда вокруг Иерусалима зияют пустующие государственные земли, всегда казалось мне непростительной роскошью.

Много лет назад - в самом начале Осло, а может быть даже и раньше - один сосед рассказал мне, что перебрался в наше поселение (расположенное в 15 минутах езды от Иерусалима) из Гуш-Катифа. Помнится, услышав это, я подумал: Хоть один умный человек нашелся, все бы они так...

Время как будто бы подтвердило мою правоту: лучше бы они селились в Иорданской долине – кто знает, может быть спасли бы хоть что-то, а так теперь гибнет все. Однако сам я после разгрома Гуш-Катифа отказался от своей прежней благоразумной позиции и теперь не согласен на что-либо меньшее, чем на возвращение евреев в Гуш-Катиф.

Правота поселенцев Гуш-Катифа была засвитетельствована полной аморальностью его ликвидаторов. «Правое» левое дело внезапно обнажило подлый звериный оскал, который невозможно стереть из памяти. Те, кто на протяжении десятилетий идентифицировали себя с демократией, либерализмом и защитой прав человека, напрочь забыли обо всех этих ценностях, как только им предоставилась возможность уничтожить классический «поселенческий блок», опираясь на произвол презираемого ими самими диктатора.

А ведь казалось бы, если изгонять людей из их домов в принципе можно, то изгонять следовало бы тех, кто убивает, а не тех, кого убивают. Казалось бы если права верующих что-то значат, то международный и тем более израильский закон должны были бы обеспечить иудеям реализацию их права селиться и жить во всех пределах Эрец Исраэль – единственном месте на земле, где им предписано соблюдать их религиозные заповеди.

Характер ликвидации еврейских поселений с одной стороны обнаружил, что левые руководствуются не прозорливой прагматикой, а слепой ненавистью, а с другой, что «политически безответственная» позиция Гуш-Эмуним, держащаяся на осознании своих национально-религиозных прав, в действительености была чище, яснее и порядочнее любого политического расчета.

При поддержке мирового сообщества или вопреки ему, но неотчуждаемое национально-религиозное право евреев проживать в Эрец Исраэль должно быть восстановлено в полном объеме. Тот, кто отрицает это право – лжет, а тот, кто думает, что депортация прошла «гладко», и что все уже позади – ошибается.

Прежде всего нас не должна обманывать та «легкость», с которой поселенцы были выброшены из своих домов.

Общеизвестно, что изнасилование и насильственное проникновение в чужой дом составляют один символический ряд. Сравнение дверей с женскими гениталиями хорошо известно не только д-ру Фрейду, но и классической магии и даже традиционной религии. Поэтому неудивительно, что бесчисленные сцены того, как солдаты ЦАХАЛа высаживают двери домов мирных поселенцев, у многих оставили гнетущее ощущение того, что нация была изнасилована...

Между тем важно отметить, что хотя спецподразделения ликвидаторов и принарядились в черную форму, поразительно напоминающую нацистскую, они все же были братьями тех, кого изгоняли. А парадоксальным образом изнасилование, осуществленное близким родственником, проходит «тише» и «благопристойней», нежели изнасилование, осуществленное соседом по школьной скамье или случайным прохожим. Как мы знаем, во многих случаях жертвы инцеста годами не решаются подать жалобы в полицию. Между тем травмирующий эффект от изнасилования, осуществленного отцом или братом, гораздо страшнее и глубже, чем аналогичный эффект от изнасилования, осуществленного случайным маньяком.

Тысячи людей в считаные часы были выброшены из своих домов по существу безо всякого сопротивления. Причем СМИ имели наглость называть такого рода депортацию «добровольной» («берацон»). Дочь не визжала и не выцарапывала отцу глаза - значит отдалась ему добровольно...

Итак, «тишина» и «легкость» не показатели, или точнее, они показатели совершенно другого, они показатели глубочайшей травмы, которая проявится через десятилетия.. То, что осуществил Шарон при поддержке израильской бюрократии и ее верной прессы, никогда не будет забыто, и никогда не будет прощено, пусть даже сегодня далеко не все отдают себе в этом отчет.

При этом важно понимать, что изнасилованию подверглись не только поселенцы, но также и армия, которая покрыла себя несмываемым позором. Вопреки заверениям политиков, что изгнание будет осуществляться исключительно силами полиции, практически все роды войск оказались втянуты в выполнение приказа прямо противоположного центральному предназначению ЦАХАЛа – защищать евреев от их врагов, а не выполнять заказы самого этого врага.

Помимо закона о референдуме, кнессет должен принять закон, запрещающий использование армии для депортации израильских граждан. Долго ли нам ждать появление такого кнессета? Не знаю. Право-центристский лагерь полностью самоликвидировался, и выдвижение Нетаниягу пугает ничуть не меньше, чем сохранение у власти Шарона... Но ясно одно: рано или поздно у власти в Израиле окажутся те, кто сплотились в свое время вокруг Гуш-Катифа.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ К «КИЦУР ШУЛХАН АРУХ» (01.08.2005)

Скандал, вызванный «обращением 5000» российских антисемитов в Генпрокуратуру с требованием запретить национальные и религиозные еврейские организации, не утихает, и в последнее время пережил определенную кульминацию. Если в начале прошлого месяца Басманная прокуратура Москвы посчитала, что авторы «письма 5000» не могут быть привлечены к уголовной ответственности за разжигание антисемитских настроений, то 27 июня был призван к ответу сам «Кицур Шулхан Арух». Через два дня, правда, было решено от этого плана отказаться - слишком уж велико было возмущение еврейских организаций и государства Израиль. Однако дыма без огня не бывает.

Что же стоит за этой попыткой российской прокуратуры осудить «Шулхан Арух»? В своем обращении «патриоты» пишут: «В числе 13 главных принципов иудаизма требуется ожидание еврейского всемирного правителя, который поставит евреев господствовать над прочими народами мира: "Безоговорочно верю в приход Машиаха, и, хотя он задерживается, я все же каждый день буду ждать его" (с. 485). В учении Православной Церкви этот ожидаемый правитель мира отождествляется с антихристом, о котором предупреждали Иисус Христос (Ин. 5:43), апостол Павел (2 Фес. 2), святые отцы Церкви. Это важная и неотъемлемая часть православного учения… Духовную причину этого человеконенавистничества разъясняет Евангелие словами Христа о еврейских духовных вождях, отвергнувших Сына Божия: "Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего; он был человекоубийца от начала" (Ин. 8:19,44). Это общепринятое в Православии объяснение иудейской агрессивности как формы сатанизма…. В Российской империи евреи, после безуспешных попыток царского правительства сделать их "такими как все", лишились в XIX в. равноправия: не потому, что были евреями по крови (империя была многонациональной); не потому, что были нехристианами (таковыми были и мусульмане, буддисты и пр.); а потому, что еврейская религия - антихристианская и человеконенавистническая, доходящая до ритуальных убийств. Многие случаи этого ритуального экстремизма были доказаны в суде (см., например, исследование известного ученого В.И. Даля "Розыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их", СПб., 1884).

Между тем важно отметить, что поток этого антисемитского сознания не был спонтанным, он был спровоцирован некоторыми параграфами изданного в 2001 году Конгрессом Еврейских Религиозных Организаций и Объединений в России (КЕРООР) русского перевода «Кицур Шулхан Арух». Эти-то цитаты из «Кицура», приведенные в «письме 5000», и вызвали беспокойство прокуратуры.

«Патриоты» сообщили о следующих своих находках: «В "Законах об идолопоклонстве" говорится, что "фигура из двух перекрещенных палок, которой поклоняются, запрещена к использованию" - то есть христианство причисляется к идолопоклонству, и все предписания об отношении к идолопоклонникам ("акумам") подразумевают в России (стране с преобладающим православным вероисповеданием) прежде всего православных христиан (с. 389). Предписание при виде "идолопоклонского дома" (то есть храма) произносить ему проклятие: "Дом гордых выкорчует Б-г", а при виде разрушенного храма восклицать: "Б-г возмездия проявился!". Мало того, далее предлагается такой вариант этого предписания: "некоторые полагают, что речь идет о домах неевреев, живущих в мире, спокойствии и богатстве" (сс. 389-390). Приравнивание нееврея к экскрементам (сс. 47 и 48). Запрещение обучать неевреев ремеслу (с. 390). "Еврейке не следует помогать нееврейке при родах" (с. 390). "Если человек взял в долг у нееврея, а тот умер, он имеет право отказаться платить его сыну, который не знает точно, брал ли этот еврей в долг у его отца" (с. 405). При денежных расчетах "если нееврей ошибся сам, разрешается воспользоваться его ошибкой" (с. 406).» и т.д..

Следует заметить, что нападки на «Шулхан Арух» ведутся очень давно, и полемика по этому вопросу достаточна обширна. В этом отношении достаточно упомянуть работу переводчика Талмуда Н.А.Переферковича «Еврейские законы об иноверцах в антисемитском освещении».

Издателям «Кицура» в русском переводе следовало бы учесть многовековой опыт таких нападок и постараться их предупредить. Но насколько я могу судить, сделано этого не было. У меня под рукой нет этого перевода, но как сообщают «патриоты», в предисловии к изданию сказано: «Талмуд - непревзойденный памятник еврейского гения», а данная выжимка его морали, «Кицур Шулхан Арух» - «хрестоматия еврейской цивилизации нашего времени... Эта книга вам совершенно необходима. Вы можете поступать так, как в ней написано, и быть уверенными, что выполнили волю Вс-вышнего».

Должен признаться, что не только у русского «патриота», но и у всякого малоосведомленного читателя здесь могут возникнуть определенного рода недоумения. Я далеко не уверен, что все те, кто так громко возмущались решением прокуратуры призвать к ответу «Шулхан Арух», в действительности способны ответить на вопрос, как «еврейский гений» уживается с отказом оказывать помощь нееврейской роженице?

Насколько я имел возможность в этом убедиться, не только светские, но даже и многие религиозные евреи разбираются в этом вопросе не лучше российских «патриотов».

Учитывая это обстоятельство, перевод «Кицур Шулхан Арух» уместно было бы снабдить не только восхвалениями в адрес законодательного еврейского гения, но также и соответствующими разъяснениями некоторых законов, связанных с отношением к инородцам.

Как минимум, издателям следовало бы снабдить свой «Кицур» припиской, которой сопровождались публикации сотен еврейских книг начиная с эпохи Возрождения. Обычно в них указывалось, что под «язычниками» - «акумами» (аббревиатура слов «авдей кохавим вэмазолот» - «служители звезд и созвездий») имеются в виду язычники древности (кстати говоря, благополучно вытравленные не евреями, а христианами и мусульманами), а не монотеистические народы современности.

При всем том, что главный законодательный орган Сангедрин прекратил свое существование, иудаизм обладает некоторыми средствами реагировать на меняющуюся действительность и трансформировать древние постановления. Возьмем, например, одну из приведенных цитат: "Еврейке не следует помогать нееврейке при родах". В Талмуде в соответствующем месте (Авода Зара 26) пояснено: «чтобы не умножать число идолослужителей».

В этой связи в авторитетном комментарии к «Шулхан Арух» рабби Моше Ривкеса (XVII век) «Беэр Агола» сказано: «Наши мудрецы, благословенна их память, относили это только к древним язычникам, которые в те дни поклонялись идолам и не верили в исход евреев из Египта и сотворение мира из ничего. Но народы, под защитой которых мы, народ Израиля, пребываем в изгнании и среди которых мы рассеяны, верят в сотворение мира из ничего и в некоторые принципы нашей религии и молятся Творцу небес и земли. Р. Моше Исерлес отметил в «Орах Хайм» (126), что к ним не только не имеет отношения запрет спасения, но мы обязаны молиться о их благополучии, как подробно писал автор «Маасе Гашем» (Элиэзер Ашкеназ, XVI в,)…и как писал Рамбам, который признает законом, что благочестивые из народов мира имеют удел в мире грядущем».

Итак, «человеконенавистнические» иудейские законы, адресовавшиеся язычникам древности, упразднены. И это в то время, когда православные христиане как раз не считают себя вправе пересматривать постановления Вселенских Соборов. По действующей ныне галахе, еврейские акушерки должны помогать разродиться нееврейским роженицам, но я совсем не уверен, что православным роженицам их пастыри могут позволить обращаться к еврейским акушеркам!

Во всяком случае я бы рекомендовал Генпрокуратуре проверить, в какой мере в настоящее время остается в силе следующий канон Шестого Вселенского Собора: «Никто из принадлежащих к священному чину, или из мирян, отнюдь не должен ясти опресноки, даваемые иудеями, или вступать в содружество с ними, ни в болезнях призывать их, и врачевства принимать от них, ни в бане купно с ними мытися. Если же кто дерзнет сие творить: то клирик да будет извержен, а мирянин да будет отлучен».

Здесь вообще уместно отметить, что в то время, когда записывался Талмуд, православная церковь относилась к евреям гораздо более нетерпимо, чем евреи к церкви. Если даже признать, что мудрецы Талмуда именовали именно церковь (а не только языческие капища) «домом идолопоклонства», то их православные оппоненты выражались гораздо резче. В частности, Иоанн Златоуст говорил: «Синагога хуже публичного дома… это притон негодяев, логово диких зверей, капище демонов, поклоняющихся идолам… прибежище бандитов и развратников, пристанище дьявола».

Еврею действительно запрещено использовать палку, служившую культовым предметом. Однако совершенно неверно думать, что при этом христиане считаются идолослужителями. Точнее, такое мнение некоторыми законоучителями (в частности Рамбамом) высказывалось, но придерживающиеся его оказались в меньшинстве, и оно не является принятым.

Согласно подходу большинства законоучителей («ришоним») христианство язычеством не является. Это ясно видно из многочисленных галахических постановлений средневековья. Например, клятва христианина в торговых сделках иудеями принималась (клятву язычника принимать запрещено). Галаха запрещает торговать с язычниками в дни их праздников и даже накануне. В отношении этих торговых сделок крупнейший законоучитель средневековья р. Менахем Амеири пишет: «в наше время нет ни одного человека, который бы подпадал под запрет (торговли), даже в сам день празднества… потому что сейчас нет того идолослужения, и для этой торговли нет никакого препятствия».

Естественно, что этот подход утвердился в современном еврейском праве. Так рав Герцог, бывший главным раввином Израиля в пору провозглашения его независимости, в своей книге «Законы Израиля в соответствии с Торой» пишет: «Не следует забывать, что они (христиане) имеют представление о Творце мира, хотя представление это и не вполне чисто... Даже если это (участие в христианском культе) является идолослужением для евреев, для сыновей Ноаха в этом нет ничего запретного... Христиане нашего времени, даже католики, не являются идолослужителями».

Вообще не было бы ничего страшного в том, если бы российская прокуратура разобралась в этом вопросе, коль скоро издатели русского перевода «Кицур Шулхан Арух» себя этим не утрудили.

НЕЗАВИСИМОСТЬ ИЗРАИЛЯ (5 ияра 5765 - 14.05.2005)

Черный день сионизма

День независимости государства Израиль считается праздником не только светским, но также и религиозным. Во всяком случае, он признается таковым определенной группой верующих - религиозными сионистами, именуемыми «вязаные кипы». В их глазах День Независимости по своему статусу подобен праздникам Пурим или Ханука, т.е. он не предписан Торой, но выявлен в истории мудрецами своего поколения.

Это значит, что дата 5 ияра признается сионистскими раввинами временем «объективно» благоприятным для Избавления. В это день верующими произносятся молитвы за благоденствие государства Израиль, а также читается «Халель» - собрание псалмов, произносимых в праздничные дни (Песах, Суккот, Новомесячие и т.д.).

Однако в этом году многие религиозные евреи не намерены читать «Халель». В этом году в их глазах празднование Дня Независимости проходит под знаком надвигающейся на Израиль катастрофы, под знаком сворачивания сионистской программы.

Некоторые пытаются представить готовящуюся ликвидацию еврейских поселений сектора Газа и северной Самарии победой сионизма. По их мнению, тем самым будет исключена опасность создания двунационального государства и положено начало созданию государства еврейского, пусть и на ограниченной территории Эрец Исраэль.

Однако множеству других людей трудно разделить их радость и их надежду. Многим другим видится в намеченном Шароном предприятии опасность полной утраты израильской независимости. По их мнению, изгнание евреев из любой точки Эрец Исраэль полностью уничтожает смысл сионизма. Если ради «безопасности» можно изгнать жителей Гуш-Катифа, то тем более ради этой цели можно изгнать и жителей Тель-Авива. Смысл обитания евреев в Гуш-Катифе совершенно такой же, как в Ашкелоне, Холоне и даже в Иерусалиме. Нельзя отказаться от осмысленности проживания евреев в Неве-Декалим и сохранить при этом осмысленность их проживания в Реховоте, как нельзя проделать дырку в корме лодки и избежать проникновения воды в носовую часть. Хотят того левые или не хотят, но Эрец Исраэль – «шлема», т.е. цельна.

Можно было бы признать заселение района сектора Газы политически ошибочным, но его нельзя признать ошибочным с точки зрения права, а потому неправомочно и изгонять евреев из Гуш-Катифа, коль скоро они там уже поселились. Можно по экономическим и другого рода прагматическим соображениям воздерживаться от деторождения, но коль скоро ребенок зачат, его недопустимо убивать. Как никто не назовет детоубийцу «бездетным родителем», так никто не назовет «сионистским» государство, изгнавшее евреев из определенной части Эрец Исраэль.

Проживание евреев в любой точке указанной в Торе (Бемидбар 34.1-12) территории является таким же их естественным и неотчуждаемым правом, каким является для американцев право на жизнь, свободу и стремление к счастью. Произвольное лишение какой-то группы евреев права жить на каком-либо участке Израиля равносильно полному отказу от права всего еврейского народа проживать в Эрец Исраэль.

Гуш-Катиф создавался легитимными израильскими правительствами при полной юридической поддержке всех судебных инстанций. Таким образом, если можно «юридически» обосновать демонтаж поселений Гуш-Катифа, то значит «юридически» можно обосновать демонтаж всего «сионистского образования».

Причем ликвидация Тель-Авива видится в этой перспективе даже гораздо менее фантастическим предприятием, чем демонтаж поселений Иудеи, Самарии и сектора Газа. В самом деле, если возможно изгнать к границам 1967 года соль нации, то тем более можно изгнать всех остальных евреев из страны, теснящейся в этих границах. Ведь эти границы просто не могут не спровоцировать войну, так как они не могут быть защищены.

Шарон, правда, заверяет, что «второго этапа» «размежевания» не последует. Но все прекрасно понимают, на что он променял Гуш-Катиф – а именно, на так и не произнесенное Бушем заверение, что Маале-Адумим, Ариэль и Гуш-Эцион останутся в границах Израиля. Но эти территории предполагают оставить за Израилем даже архитекторы так называемой «женевской инициативы»! Иными словами, план Шарона подразумевает, что время «второго этапа» рано или поздно придет, и Израиль отступит к границам возводимой ныне стены, которая отличается от границы 1967 года только косметически. Но, покинув неприступный хребет Самарийских гор и даже его западный и восточный склоны, государство Израиль подставляет себя под удар, который рано или поздно будет ему нанесен.

Итак, многие не способны разделить оптимизм сторонников плана «одностороннего размежевания» и видят в его реализации лишь предзнаменование куда более грозных времен.

Ожидание катастрофы возникло, разумеется, не сегодня. Подписание в 1993 году «мирного» договора между государством Израиль и террористической организацией ООП было воспринято большинством израильтян (во всяком случае большинством израильтян «еврейского происхождения») как национальное самоубийство. В ту пору я не был знаком ни с кем, кто бы думал иначе, и поэтому вовсе не считаю «провидческими» слова, которые написал через месяц после подписания Норвежского Соглашения: «Израиль расписал себе сценарий полной самоликвидации…». Однако при этом я все же сделал некоторую примечательную оговорку: «Если бы государство наше не было государством евреев, я бы сказал, что его история закончена, но коль скоро оно все же еврейское государство, т.е. государство народа, выпавшего из общей закономерности, мы вправе ожидать перемены знаков» («Окна» 21.10.93)

То же самое уместно повторить и на настоящем этапе ословской авантюры. Если бы государство Израиль не находилось под прямым покровительством небес и его история не была бы в корне непредсказуемой, можно было бы смело прогнозировать (как это и делает множество арабов и европейцев) скорейшую его гибель. Однако поскольку государство Израиль – это государство Бога Живого, то оно способно не просто сохраниться, но и сохраниться в своих естественных границах.

Прежде всего следует заметить, что план депортации вполне может быть сорван. Сторонники трансфера уже сами не понимают, зачем его затеяли, и «боевой дух» армии и полиции будет не на высоте. Что же касается противников изгнания, то давно ясно, что они не будут сидеть сложа руки. В такой ситуации все решает Небо. А Небо всегда было на стороне Гуш-Катифа. Начать с того, что эта прибрежная полоса до 1967 года представляла собой пустыню, практически полностью лишенную и фауны и флоры. Арабы считали эти пески проклятым местом и никогда не пытались их освоить. Еврейские поселенцы не только сумели превратить эти дюны в цветущий край, но разработали множество оригинальных сельскохозяйственных технологий, благодаря которым их сельское хозяйство оказалось самым процветающим в Израиле.

Тысячи ракетных и минометных снарядов, выпущенных по Гуш-Катифу в ходе интифады, приносили ущерб, но погибло при этом всего несколько человек. Одно только сравнение обстрелов Гуш-Катифа с куда менее массированными обстрелами Сдерота неизбежно наводит на мысль, что Гуш-Катиф охраняется небесами. Неужели же Всевышний бросит свое детище в столь трудный час? Но даже если Он попустит совершиться этому безумному плану, то все же по Своим, а не по шароновским соображениям.

Мидраш рассказывает, что по дороге на гору Мория сатана искушал Авраама, всячески пытаясь убедить его не совершать жертвоприношения своего сына. Отчаявшись, он воскликнул: «Я слышал из-за завесы такие слова: «Не Ицхак, а овен предназначен во всесожжение». Авраам же на это отвечал: «Такова участь лжеца, если он и правду скажет, ему не поверят…»

«Оптимизм» сторонников ликвидации Гуш-Катифа – это та самая правда, которой нет, и не может быть никакой веры. Если вменяемые люди и способны разделить с левыми общую оптимистическую веру в светлое будущее Израиля (возможное в результате разгрома Гуш-Катифа), то это чисто фенотипическое сходство. Если у Израиля имеется какое-то будущее, то оно имеется вопреки, а не благодаря «размежеванию».

Призрак исламизма

Очевидно, что «удачный» разгром Гуш-Катифа явится решающим испытанием для последнего оплота сионистского движения – религиозного сионизма. Некоторые предвещают крушение этого движения, размывание его приверженцев на светских и харейдим.

Действительно, достаточно обратить внимание на то, что с одной стороны поселенцы по преимуществу носят вязаные кипы, а с другой, что в пределах «зеленой черты» практически не существует городов, населенных исключительно религиозными сионистами (что характерно для «харейдим»). Религиозные сионисты сделали ставку на «территории», и с их утратой эта община по идее должна распылиться и физически и духовно.

Отчасти такой процесс действительно можно ожидать. Однако, на мой взгляд, этот «малый остаток» не только не исчезнет, но при любом раскладе превратится со временем в единственную основу еврейской государственности. Ведь только эта группа по-настоящему понимает, что у евреев нет будущего без государства Израиль, и у государства Израиль нет будущего без его связи с Богом.

Во всяком случае, если со временем вязаные кипы займут лидирующее положение, то они могут оказаться на месте в нужный час. Я имею в виду час, когда уже все человечество будет стоять перед выбором – быть ли ему поглощенным исламом или все же вступить в «войну цивилизаций».

Процессы, происходящие в Израиле, невозможно рассматривать изолировано в отрыве от глобальной человеческой истории. События израильской и общечеловеческой истории активно влияют друг на друга.

Нет сомнения в том, что Норвежское соглашение привело к радикализации международного терроризма. Уступка террору в Израиле привела к небывалой его активизации во всем мире: без 13 сентября 1993 года, по всей видимости, не наступило бы 11 сентября 2001-го.

В этом отношении можно не сомневаться в том, что если Израиль отступит из Газы, то этот район превратится в крупнейший центр международного терроризма, а общая террористическая активность вырастет. «Удачная» депортация 9-го ава 5765 года сделает возможной цепь трагических событий 57??-х годов.

Сегодня в Европе по-прежнему не желают замечать бродящего по ней призрака, призрака исламизма. Это довольно характерный невроз - видеть опасность там, где ее нет (всемирный еврейский заговор) и не видеть ее там, где она действительно существует (джихад). Похоже, что европейцы переживают сегодня это невротическое состояние.

Не так давно я просмотрел художественный фильм, посвященный студенческому быту новой объединенной Европы. Я бы не стал досматривать этой ничем не примечательной ленты, если бы не любопытство: покажут ли нам хоть одного араба? В фильме фигурировали немцы, французы, испанцы, какой-то негр, фанатично преданный какому-то испанскому диалекту, и т.д., но при этом ни одно арабское лицо так и не промелькнуло. Такое насилие над статистикой - это ясный признак подсознательного страха. Если показать араба, то у зрителя испортится настроение, и он вспомнит, что его любимая Объединенная Европа готовится стать Халифатом.

Я вынужден признать, что достаточно велик шанс того, что так именно все и произойдет, т.е. что либеральное европейское сообщество втихую заместится исламистским и полностью прекратит свое существование. Тогда, по всей видимости, и Израиль, отступивший к «границам Освенцима», погибнет в огне апокалипсиса. Но если Запад в какой-то момент все же решится дать отпор, если объединенную Европу потрясет гражданская война, то она вполне может завершиться поражением исламизма.

Разумеется, не нужно воображать, что вступление Запада в прямую конфронтацию с исламским миром благосклонно скажется на отношении Запада к Израилю. Свободный мир, воевавший с Гитлером, палец о палец не ударил для того, чтобы предотвратить геноцид еврейского народа. Но Гитлер все же был прикончен, а после поражения нацизма даже стало возможно создание государства Израиль.

Как бы то ни было, мы вправе надеяться, что Израиль отстоит свою независимость, что в условиях постисламской Европы израильские беженцы смогут вернуться в свои дома, если Шарон все же передаст их в руки террористов.

ЭВАКУАЦИЯ ИЛИ ДЕПОРТАЦИЯ?

Спор между правыми и левыми обычно преподносится в официальных израильских СМИ как спор между идеологами (даже фанатиками) и прагматиками: в то время как правые слепо цепляются за «почву», левые зорко предвидят демографическую опасность. Взгляд этот, разумеется, поверхностный. Даже те противники шароновского плана «одностороннего отделения», которые верят, что в перспективе израильский суверенитет распространится на территорию от Нила до Евфрата, вовсе не требуют аннексии любого участка Эрец Исраэль, на который ступила нога израильского солдата. Они вполне сообразуются с текущей политической действительностью.

Достаточно напомнить, что никогда не встречалось противников вывода войск из Южного Ливана, которые бы обосновывали свою позицию тем, что эти территории относятся к Эрец Исраэль. В ход шли только соображения безопасности. А ведь следует заметить, что в Южном Ливане проживали дружественные Израилю христиане, которые, возможно, вовсе не возражали бы против присоединения к Израилю.

Разумеется, евреи селились и продолжают селиться на территориях Иудеи, Самарии и сектора Газа по праву. Это право до сих пор признавали неотчуждаемым не только поселенцы, но также все правительства и все юридические инстанции государства Израиль.

Между тем это положение невозможно рассматривать в отрыве от того, что право евреев проживать в любой точке Эрец Исраэль отвергается исламозависимым международным сообществом, что Израиль ведет с арабским миром войну на выживание, а главное, что в результате претворения в жизнь Норвежского соглашения Израиль оказался по рукам связан обязательством передачи территорий, обусловливая его разве что прекращением террора со стороны палестинцев (план «дорожная карта»).

Нет ничего удивительного, что в таких условиях почти не осталось израильтян, которые бы предполагали навсегда сохранить Гуш-Катиф в составе суверенного Израиля. Насколько я могу судить, ни один противник «одностороннего размежевания» среди депутатов Ликуда не возражает против передачи территории Гуш-Катифа арабам в случае достижения так называемого «мирного соглашения». Но как можно считать соглашение «мирным», если оно предполагает массовое изгнание евреев из своих домов в Эрец Исраэль? Не правильнее ли считать такое соглашение лишь очередным договором о прекращения огня?

В этом отношении односторонний план Шарона обладает определенным преимуществом перед любым «двусторонним» трансфером, так как он лишен двусмысленности: война не объявляется миром, а по-прежнему признается войной. Уже и на том спасибо.

Как бы то ни было, но Шарон пытается представить дело именно так. В Ликуде вдруг припомнили, что в свое время Зэев Жаботинский требовал эвакуации Тель-Хая, так как считал, что его жители не в состоянии защитить себя от нападения арабских банд.

Попытка представить ликвидацию Гуш-Катифа как эвакуацию – в целом остроумный ход. Ведь бесспорно, что в ходе войны можно не удержать ту или иную территорию, а отступая, армия не может не эвакуировать находящееся там мирное население. Однако между Тель-Хаеем и Гуш-Катифом имеется существенное отличие: в случае Тель-Хая эвакуация встала на повестку дня, потому что все общество не могло обеспечить защиту этой точки. Сегодня же, по мнению сторонников шароновского плана, все общество якобы оказывается в опасности из-за одной отдельной точки.

Подход этот достаточно спорен, чтобы не сказать порочен: стойких и мужественных людей, принявших на себя основную долю террористических нападений, выгоняют из их домов в надежде на то, что гораздо менее мужественным людям не придется таких нападений испытывать. От такого прожекта не только дурно пахнет, но и веет угрозой тотальной деморализации.

Но не об этом сейчас речь. Допустим, что мы имеем в виду настоящую эвакуацию, которая даже предполагает возможность вернуться на оставленные территории при изменении обстоятельств. Попытаемся рассмотреть собственную внутреннюю логику такого подхода. Она очевидно предполагает, что речь идет не о банальном военном поражении, когда решение об отступлении принимается по преимуществу военными. Речь идет о ситуации, при которой окончательное слово принадлежит исключительно политическому руководству. Ведь тут приходится учитывать не только военные, но и множество «гражданских» факторов. Для принятия решения о выходе из того или иного района в расчет приходится принимать не только и не столько количество минометов и поясов смертников, сколько международное давление, демографические прогнозы и т.д.

Таким образом, в конечном счете необходимость и глубину отступления должны определять правительство и Кнессет.

В общем виде с этим положением можно согласиться. С чем же тогда связаны ширящиеся протесты правых, призывающих к гражданскому неповиновению и даже к нарушению воинского приказа? Почему в глазах огромного числа израильтян готовящееся выселение жителей Гуш-Катифа выглядит все же потрясающей воображение депортацией, а не горькой, но оправданной эвакуацией?

Прежде всего, разумеется, потому что они считают эту жертву совершенно напрасной. Если сначала еще можно было поверить, что своим планом Шарон пытается подменить «дорожную карту», то сегодня план «одностороннего размежевания» повсеместно преподносится как первый этап этой самой «дорожной карты». Как бы то ни было, политический смысл плана «одностороннего разделения» недоступен пониманию множества израильтян, искренне стремящихся усмотреть в нем положительные политические аспекты.

И все же главное не в этом. Главное, что решение правительства и Кнессета при внешнем соблюдении демократических процедур «со стороны» выглядит навязанным грубой силой. Ни у кого не вызывает сомнения, что и правительство и Кнессет приняли план Шарона не по внутреннему наитию, а под воздействием тех манипуляций и того беспрецедентного давления, которые развил глава правительства.

Нет сомнения в том, что если бы Шарон согласился на референдум, и этот референдум выразил бы доверие его плану, все равно бы осталась определенная группа населения, которая продолжала бы протестовать. Однако масштабы этих протестов были бы на порядок ниже.

В настоящей же ситуации картина ожидается поистине драматическая. Пассивное сопротивление выселению будет носить массовый характер, отказы выполнять приказ также будут многочисленны, а главное - мотивация выполнения такого приказа будет настолько низкой, что можно серьезно ожидать сворачивания депортации и досрочных выборов.

Лучшие израильские граждане окажутся за решеткой, как нарушители драконовского «закона о размежевании», а армия лишится своих лучших командиров. Однако важно понимать, что это произойдет не во имя «Эрец Исраэль», а во имя того, чтобы подобные решения принимались при наличии широкого консенсуса и с соблюдением минимальных демократических требований.

К сожалению, Шарон перенял не только общую капитулянтскую направленность так называемого «наследия Рабина», но и его хамскую манеру администрировать. Проводя свою политику за счет внекоалиционной поддержки антисионистских арабских партий, Рабин заявлял поселенцам, что они могут крутиться как пропеллеры – его это не колышет.

До каких пор Шарон будет продолжать сохранять эту рабиновскую «безмятежность», столь разрушительную для нации?

Если в результате ословской авантюры отступление действительно оказалось неизбежным, то эта неизбежность должна сознаваться подавляющим большинством израильтян. Только в этом случае изгнание мирных граждан из их домов может сойти за (сохраняющую лицо) эвакуацию, а не будет выглядеть преступной депортацией, осуществляемой по заказу международного антисемитизма.







Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

 

Недельная глава Торы -

Parashat Vayakhel-Pekudei - 25 March 2017






Еврейская глубинная мудрость - регулярные материалы от р. Меира Брука

Aryeh Baratz: arie.baratz@gmail.com      webmaster: rebecca.baratz@gmail.com